«Комментатору должно быть интересно то, что он делает»

Павел Занозин рассказывает о своих шагах в спортивной журналистике, интересе к работе, франкофилии и гедонизме.
  1. Дата рождения: 24 декабря 1988 года.
  2. Родной город: Нижний Новгород
  3. Образование: закончил факультет журналистики в РГСУ (Российский государственный социальный университет)
  4. На НТВ-ПЛЮС: с 2008-го.
  5. Виды спорта под комментарий: футбол, баскетбол, фристайл, кёрлинг – основные. В факультативном режиме еще работал на гандболе, горных лыжах, любительском боксе, дзюдо и теннисе.
  6. Командные и личные пристрастия: в футболе по-настоящему болею только за сборную России. Очень сильно переживаю за Марию Шарапову в теннисе, а еще болею за своих друзей, которых много и в футболе, и в баскетболе.
  7. Самое яркое событие в карьере комментатора: было две Олимпиады, и на обеих была масса событий. В Лондоне самым важным был полуфинал женского футбольного турнира на «Уэмбли», Франция - Япония. Один из самых знаменитых стадионов мира был забит почти до отказа, и комментировать оттуда было настоящим счастьем. Не могу не вспомнить комментарии в паре с Владимиром Никитовичем Маслаченко – с них началась моя настоящая комментаторская жизнь, и за те два матча я научился, наверное, большему, чем за все остальное время. Ну и, конечно же, Олимпиада в Сочи.
  8. Хобби: очень люблю водить машину, обожаю путешествовать, пишу стихи, люблю петь, люблю играть в интеллектуальные игры и вообще напрягать мозг, люблю покер и спортивные игры – теннис, футбол, баскетбол.
  9. Семейное положение: женат, детей нет, но надеюсь, что скоро появятся. Зато есть пес по имени Марсель.

- Уже в 9 лет вы работали на местной телекомпании «Волга». Чем занимались там и понимали ли уже тогда, что ваше будущее – на телевидении?

Я это понял довольно быстро, поскольку, когда оказался там, то мне все очень понравилось. Мы делали детскую программу под названием «Не зевай!». Она позиционировалась, как программа, которая освещает все события, происходящие с детьми в Нижнем Новгороде. Собственно делали ее тоже дети – всем ведущим было не больше 13 лет, а нашему руководителю – Ане Веселовой тогда едва исполнилось 18. Мы занимались этим в течение шести лет, и я получал огромное удовольствие. Примерно в это же время я полюбил футбол, посмотрев чемпионат мира 1998 года. Вот эти две вещи как-то друг на друга наложились, и я стал мечтать стать спортивным комментатором. После того как вырос, продолжил работать в Нижнем Новгороде – вел дневные прямые эфиры в формате музыкального канала. Общался со звездами, когда они приезжали в город. Брал интервью у Алсу, Ромы Зверя, Екатерины Гусевой, Татьяны Навки. Для меня тогда это были фантастические события. Ну а уже после был конкурс комментаторов на НТВ-ПЛЮС, переезд в Москву, и начало моей нынешней жизни.

- Вы попали на НТВ-ПЛЮС, выиграв в третьем конкурсе комментаторов. Чем вам запомнилось все мероприятие? Как считаете, за счет чего вам удалось выиграть? Ведь вы изначально были уверены в успешном исходе? Помогал ли кто-нибудь или все делали сами?

Помочь там было абсолютно некому, поскольку приехали все простые, но амбициозные ребята со всех концов России и очень хотели победить. Думаю, что мне помогло то, что у меня уже был опыт. Я почти десять лет работал на телевидении и то, что для некоторых было все-таки чем-то новым, для меня было делом повседневным. Мне это очень помогло в финале, где был конкурс интервью. Мне попался Владимир Гомельский, и у нас с ним очень легко сложился разговор. Когда ехал в Москву, читал спортивную газету и пробежался по баскетбольному разделу, хотя тогда баскетболом не очень сильно интересовался. Так что мне было, о чем с ним говорить. Многие ребята задавали отвлеченные вопросы, и это выглядело не так выигрышно, а мы беседовали непосредственно о баскетболе. Еще, наверное, помогла некоторая убежденность в том, что это место должно быть за мной. Я тогда не видел перед собой ничего, кроме этого конкурса. Забросил университет, меня даже собирались выгонять, так что если бы я не выиграл конкурс, то я возвращался, можно сказать, на выжженную землю. Поэтому у меня не было другого выбора - я должен был выигрывать.

- Как отреагировали друзья и родственники?

Сразу после победы я позвонил маме и сказал: «Мама, я должен тебя расстроить… я выиграл». Правда не знаю, радовалась она больше или огорчилась, потому что отъезд в Москву был очень серьезным событием. Хоть к тому моменту я уже жил с девушкой отдельно, но все-таки недалеко от них. А теперь понимание того, что я возьму и уеду в другой город, заставило родителей переживать. Но тем не менее этот переход сложился довольно легко. Буквально через несколько месяцев они поняли, что у меня тут все хорошо и мне нравится.

- Какими были ваши первые шаги как комментатора? Помните ли вы свою первую трансляцию?

Я прекрасно помню свой первый матч. Это была игра «Днепр» - «Ворскла», 31 марта 2008 года. Помню, что тогда для меня было удовольствием комментировать даже чемпионат Украины, хотя он считался не самым сильным чемпионатом, на котором обкатывали новичков. Потом отработал еще 10 матчей, а затем был перерыв в полтора года – я набирался опыта и ума. В следующий раз я вернулся уже в начале сезона 2009/10, за что надо сказать спасибо Юрию Розанову, который начал звать меня в пару на матчи английской Премьер-лиги. Очень рад, что удалось снова доказать, что я не зря сюда приехал.

- Кто из коллег помогал вам во время вашего становления, как комментатора? Вы очень тепло отзывались об Александре Шмурнове. Ограничивалась ли помощь лишь профессиональными рамками? Кого еще могли бы отметить?

Саша Шмурнов – мой ориентир в профессии и один из лучших друзей. Он ярок, энергичен и эмоционален – в этом мы с ним похожи. Конечно же, Владимир Маслаченко, который многим представлялся сложным партнером. Но мне с ним было невероятно легко, как комментировать, так и вести программы. Это, наверное, была лучшая работа, которую я проделывал. Быть в одной студии с Маслаченко, иногда спорить с ним, и даже порой слышать, что он с тобой соглашается – настоящее профессиональное счастье. Дмитрий Федоров – один из друзей, чье мнение мне всегда очень важно. Он, наверное, один из самых мудрых людей у нас на телевидении. Вообще, наша легендарная шестнадцатая комната – место, в котором ты каждую минуту учишься чему-то новому. Там есть множество людей, которые отдали профессии десятки лет, и они создают удивительный симбиоз с нами, молодыми. Так что ты попросту не можешь не впитывать знания.

Павел Занозин в студии с Владимиром Маслаченко

- Какими качествами, по вашему мнению, должен обладать комментатор? Есть ли у вас эталон комментатора? Может кто-то из зарубежных коллег?

В первую очередь, комментатору должно быть интересно то, что он делает. Очень надеюсь, что мне удастся этот интерес к происходящему сохранить. Только любя работу, можно быть счастливым. Нужно слушать себя и слышать других. Нужно определить круг людей, которым ты доверяешь, и постоянно прислушиваться к их комментариям и оценке твоей работы. Из зарубежных коллег все знают, конечно же, тех, кто комментирует FIFA и PES, то есть Джона Чемпиона, Алли Маккойста, Джона Мотсона. Вообще, честно говоря, из иностранных коллег я слушаю только французов. Здорово работает Кристоф Дюгарри, которому уже удается быть не просто экспертом, но и полноценным комментатором. Мне очень нравился великий французский комментатор Тьерри Ролан, который, к сожалению, скончался во время Евро-2012. Он был очень уважаем, и считался ориентиром в профессии. Но вообще нам вряд ли можно равняться на иностранных коллег – у нас свои традиции и своя манера комментария, так что иностранцы тут вряд ли помогут.

- Вам посчастливилось работать на Олимпиаде в Сочи. Какие самые яркие впечатления от всего пережитого?

Очень сложно выделить что-то одно. Думаю, самым ярким впечатлением были слезы Боде Миллера после того, как он взял бронзу. Мы работали в микст-зоне на первой позиции, а рядом с нами были коллеги из NBC. Конечно же, он подошел сначала к ним, а затем к нам. Корреспондентка задает какой-то вопрос, и, отвечая, Боде вдруг начинает плакать. Он облокачивается на заграждение и рыдает почти в голос. Потом чуть успокаивается, продолжает плакать, но отвечает на вопрос. Затем он подходит ко мне, и я сразу пытаюсь узнать, что случилось, неужели это из-за бронзы. Он рыдает и говорит, что бронзовая медаль для него также важна, как и золотая. Пытался узнать, может это из-за того, что последняя Олимпиада, однако нет. Потом уже я узнал, что эта корреспондентка NBC начала спрашивать его про погибшего брата, который разбился в прошлом году. Дескать, наверняка Боде посвятил медаль именно брату. А затем был какой-то добивающий вопрос, что-то вроде того, что брат ведь наверняка смотрит на него с небес и радуется. И Боде не выдержал. Это было очень сильное впечатление, когда видишь, что такой великий спортсмен рядом с тобой рыдает. Конечно же, наши медали. Не могу забыть финиш наших лыжников на 50 километров, а затем и успех бобслеистов. Но уже тогда у меня не было никаких сил, а я ощущал чувство эйфории. Олимпиада удалась, и у нас оказалось намного больше медалей, чем мы ожидали. Я сам был скептиком, но сейчас это уже не вспоминается, а важно лишь то, что Олимпиада прошла на ура. Теперь главное, чтобы наследие Сочи не пропало даром.

- Были ли в Сочи какие-нибудь курьезы или форс-мажорные ситуации?

Конечно, были казусы, но они были больше профессионального плана. Не бывает работы без косяков. Если все идет тихо, то абсолютно точно скоро случится какая-то большая гадость. А так, например, когда я приехал в гостиницу, там было очень грязно и было ощущение, что ремонт еще в процессе. Я попросил убраться, меня заверили, что все сделают, но прошла пара дней и ничего не произошло. В итоге я пошел, купил тряпку, и сам вымыл пол и навел порядок в номере своей гостиницы, впервые в жизни. Потом оказалось, что олимпийский чемпион Михаил Иванов, работавший у нас экспертом, сделал то же самое. Ладно я, но олимпийский чемпион сам мыл пол в своем номере! Я уже тогда сказал, что если хочешь получить хорошую Олимпиаду – сделай ее сам.

- Вы некоторое время провели на радио. Какое место в вашей жизни занимают непосредственно радиоэфиры и все, что с ними связано?

Это были очень интересные два с половиной года. Я познакомился с большим количеством интересных людей из мира спорта, которых раньше не знал, и которые помогли мне проникнуть глубже в некоторые виды спорта. Вообще часовое интервью в прямом эфире является вызовом для журналиста, а я такие интервью делал раз в неделю. В зависимости от собеседников приходилось менять манеру. Были люди, с которыми работалось непросто, и к середине эфира вопросы, казалось, заканчивались. Например, было тяжелое интервью с Ольгой Смородской. На некоторые вопросы она не хотела отвечать, на некоторые отвечала не очень масштабно и ее ответы не давали возможность задать какой-то дополнительный вопрос. Казалось, что обсудили уже все животрепещущие темы, но тут стали звонить люди в эфир. Это вообще очень помогает. Когда идет обратная связь, ты понимаешь, что работаешь для кого-то, для этих конкретных людей, которые тебе звонят и могут помочь сделать это интервью не только твоим, но и совместным.

- Буквально на днях вы начали вести колонку «Взгляд из Москвы» в издании «Бизнес Онлайн». Есть ли конкретные цели с приходом туда? Изменилась ли каким-либо образом жизнь с приходом на новый фронт?

Я очень люблю писать, писал долгое время для сайта Чемпионат.com, но вот это дело закончилось, и я стал искать что-то еще. Мои казанские друзья предложили писать туда. Но в Казани довольно непросто, поскольку там все, что приходит из Москвы, публика воспринимает с негативом. Часто можно увидеть в комментариях к статьям фразы вроде «Пишите в своей Москве про свой «Спартак», а наш «Рубин» не трогайте». Да, я – человек со стороны, я не живу в Казани, но я также и не живу в Нижнем Новгороде, но про него готов писать всегда. Я побывал в Казани пару раз, очень понравилось, и мне стало очень интересно. Так что я и для себя выполняю, в какой-то степени, исследовательскую функцию, и людям пытаюсь дать понять, что может быть еще какая-то точка зрения на то, что происходит у них.

-Вы известный любитель Лиги 1 и вообще всего французского. Откуда взялась любовь и почему именно Франция?

Все началось с детства. В пять лет я прочитал книгу «Три мушкетера» и тогда уже влюбился во французскую атмосферу. Интересовался историей Франции, однако это еще не была всеобъемлющая любовь. За сборную Франции, например, я не болел, и несмотря на то, что ЧМ-1998 был моим первым турниром, Зидан тогда не стал для меня каким-то нереальным персонажем. Болел я за сборную Англии, а первым моим кумиром стал Дэвид Бэкхем. Потом оказалось, что в Нижнем Новгороде есть университет, в котором можно учиться сразу на двух направлениях, – экономический факультет и факультет иностранных языков с французским уклоном. Я поступил туда и начал учить французский язык с нуля. Все было настолько серьезно, что первые полгода нам даже запрещали заниматься английским, и мы могли говорить только по-французски. После изучения языка и появилась любовь к Франции, тем более в конце первого курса мы съездили на стажировку на две недели в Нормандию, а потом остановились на день в Париже. Этого хватило, чтобы проникнуться страной по-настоящему. Париж – самый фантастический город в мире, и я готов бывать в нем сколько угодно раз, я готов там жить, мне там очень хорошо. Ну и Лига 1, как турнир для комментария, появилась логично, - я пришел на НТВ-ПЛЮС и меня спросили о том, что бы я хотел вести. Я выбрал Англию, потому что это самый сильный турнир, и Францию, потому что я ее люблю.

- В вашем профиле в сети Twitter вы даже характеризуете себя как франкофил. Когда вы примерили на себя это звание?

Когда я стал много общаться с Сашей Шмурновым, он постоянно рассказывал мне о Франции, да и сам я старался ездить туда как можно чаще. Недавно, наконец, удалось съездить туда вместе, и он показал мне немало интересных мест, которые сам бы я никогда не нашел. Я понял, что именно французский образ жизни и французская культура мне ближе всего. Ну а как называют человека, который любит Францию? Конечно же, франкофилом.

-В связи с этим небольшой блиц. Париж или Монако?

Только Париж.

- Гюго или Дюма?

Дюма.

- Католики или Гугеноты?

Как говорил Портос: «Почему я должен убивать этих еретиков-гугенотов, всё преступление которых состоит только в том, что они поют по-французски псалмы, которые мы поём по-латыни?». Так что и те, и другие.

- Патрисия Каас или Милен Фармер?

Патрисия Каас.

- Улитки или лягушки?

Лягушки на вкус похожи на обычную курицу, а вот эскарго, улитки – это настоящий деликатес. Очень их люблю.

- Пьер Ришар или Луи де Фюнес?

Сложный вопрос, оба очень нравятся. Все-таки Пьер Ришар, в нем больше иронии.

- Там же отмечено, что вы гедонист. Когда и при каких обстоятельствах вы встали на этот путь? Действительно ли от всего вам удается сейчас получать удовольствие?

Я получаю удовольствие от всего. Я обожаю свою работу. Я не стал бы заниматься тем, что мне не нравится. Даже в не самых приятных моментах можно увидеть что-то положительное. Как пример, переезд или ремонт. Все, кто знают, что это за стихийные бедствия, сейчас немного поморщились. Но я недавно, переезжая с одной квартиры на другую, разбирая вещи, получал удовольствие. Я доставал старые книги, перелистывал их, рылся на балконе, погружался в воспоминания. В любом процессе можно найти удовольствие, главное – раскрываться миру, принимать его по-доброму. Если делать это правильно, то никто не сможет вывести тебя из состояния душевного равновесия, и ты будешь счастлив, чем бы ни занимался.

- Вообще вы очень активны на просторах Интернета. Видите в социальных сетях способ довести мысли до людей?

Забавно, но на вечере РФПЛ мне даже вручили награду в номинации «В контакте» за то, что я пишу во всех социальных сетях, хотя это не совсем так. Как мне кажется, Вася Уткин или Леша Андронов намного активнее меня в этом плане. Для меня Интернет – способ общения с аудиторией. То, что на радио происходит вживую, тут происходит письменно, и я вижу, для кого я работаю. Порой, конечно, ужасаешься, сколько вокруг глупых людей. Они считают, что если у них есть возможность написать тебе, то они могут оскорбить, сказать какую-то гадость. То, что никто и никогда не скажет в лицо, в Интернете принято считать нормой. Но с течением времени появляется немало умных людей, формируется правильная аудитория. Иногда пытаюсь своих подписчиков, а также людей, с которыми я общаюсь, воспитывать и поправлять. Если они пишут неграмотно – я на это указываю. Если пишут откровенные глупости – я тоже стараюсь на это указывать. Кто-то назовет это ханжеством, но мне кажется, что мы, журналисты, должны исполнять просветительскую роль, прививать людям хороший вкус.

- Читал, что после того, как стали ближе к футболу, у вас пропали клубные предпочтения, и вы стали болеть только за сборную России. А как же команда из родного города – «Волга»?

Следить-то я слежу. Какое-то время «Волга» сама хотела, чтобы я был голосом команды. Я даже вел блог на ее сайте. Но я не хотел быть необъективным, я не хотел говорить, что в «Волге» все хорошо, хотя на самом деле все было не слишком здорово. И, помнится, этот блог закончился, когда я написал статью о полуфинале Кубка России, в котором «Волга» проиграла «Динамо». Я считал, что хорошо, что «Волга» не вышла в финал, поскольку такой успех сильно бы повлиял на психику команды. Она не заслуживала тогда такого резкого скачка вверх, и, наверное, стоило развиваться постепенно. Но тогда мне сказали, что на сайте нельзя так писать, так что давай ты закончишь. У меня в команде было много друзей, но они, к сожалению, ушли, потому что сейчас там не самое правильное руководство. Люди, которые действительно пытаются что-то сделать, в определенный момент понимают, что все их усилия абсолютно бесплодны. А зачем биться головой об стену? У меня нет боления за «Волгу», но я болею за Нижний Новгород. Я хочу, чтобы там был футбол – была команда, хороший стадион, Чемпионат Мира. 

- За кого, помимо сборной России, будете болеть на мундиале в Бразилии? И кто, по вашему мнению, фаворит турнира?

Конечно за Францию. Там очень молодая команда, - в ней семь человек, которым еще нет 23-х, но которые уже в ближайшие годы станут звездами, или уже стали, как, например, Рафаэль Варан. Еще мне интересна пара команд, где выросло прекрасное поколение – это сборные Бельгии и Колумбии. Бельгия играет с нами в группе, и это очень опасный соперник. Никто не знает, на что они способны, уж очень сильный у них состав. Колумбии придется обходиться без Фалькао. Но и без него у сборной какое-то совершенно безумное нападение. Там пять человек прекрасных форвардов, и я не знаю, как они уместятся на поле. Возможно, возродят схему «дубль-вэ» - 3-2-5. Да и группа у них не самая сложная, так что все в их руках. Из лидеров вполне понятны фавориты – Испания, Германия, Бразилия, Аргентина, Италия.

- Какие цели вы ставите перед собой на ближайшее время? Как в профессиональной сфере, так и за ее пределами. Не привлекают, например, руководящие должности?

Всегда пытаюсь отождествлять цель с мечтой. Многие говорят, что нельзя мечтать о чем-то достижимом, поскольку если сбудется, то, что же тогда? Я мечтаю о реальном, достигаю этого, а затем ставлю себе следующую цель. Или придумываю мечту – называйте как хотите. Цель на ближайший сезон – стать более мудрым в профессии. Во мне еще проявляется мальчишество, которое я сам не люблю, но не могу порой контролировать. Есть цель продолжать работать в удовольствие. Хочу много работать и приносить пользу компании. Что касается руководящих должностей – категорически нет. Я не начальник по своей сути. Для того, чтобы быть начальником, нужно ставить себя на место подчиненного. А я не могу, я всех меряю по себе. Если я считаю что-то глупым и пошлым, то думаю, что и остальные должны так считать. Однако у людей разные стандарты и понятия, так что мне было бы очень сложно стать начальником. Мой идеал – работа в качестве свободного художника, чтобы и у меня не было начальников, и я ни над кем не стоял. Но такого не бывает в жизни, так что я просто хочу, чтобы мои отношения с начальством были как можно ровнее, и мы друг другу не мешали.

Беседовал Алексей Пивоваренко

Новости спорта